213800, г.Бобруйск, пл. В.И.Ленина, 1

04 июня 2021
Увеличить шрифт Сбросить настройки шрифта Уменьшить шрифт Версия для печати

«Бобруйское подполье. Их знали немногие…».

«Бобруйское подполье. Их знали немногие…».

В книге «Памяць» г. Бобруйска содержатся сведения, что бобруйское подполье начало действовать с августа 1941. К сентябрю 1941 года в городе и районе действовало более 10 подпольных групп. Поначалу они были не связаны между собой, но вскоре связь была установлена. В начале сентября 1941 года на явочной квартире по Социалистической, 45 был образован подпольный партийный комитет. В его состав вошли В.И.Ливенцев, П.Ф.Масленок, Д.А.Лепешкин, В.М.Васильев, Г.М.Кустов, Е.В.Старков, Н.А.Бовкун, С.З.Кремнев. В городе стали регулярно появляться сводки Совинформбюро, листовки, в которых содержались призывы бить врага, проводились диверсии. В конце ноября 1941 года на оперативном совещании было принято решение о создании партизанского отряда, основу которого составили подпольщики. Спустя два месяца был организован Бобруйский комитет партизанского движения, в состав которого вошли В.Буторев, М.Семисалов, Д.Лемешонок, А.Кодач, Г.Акулич. Комитет направлял деятельность подпольных групп по выводу патриотов в партизанские отряды, проведению разъяснительной работы среди населения, организации диверсионной и подрывной работы на немецких предприятиях. Необходимо было тормозить работу на предприятиях, выпускающих продукцию для захватчиков. В общей сложности в городе было организовано 17 подпольных групп практически на всех крупных предприятиях.

На лесокомбинате действовала группа, которую организовали Павел Фаддеевич Масленок и Валентин Иванович Буторев. До войны они оба работали в школе ФЗО при лесокомбинате. Подпольщики выводили из строя оборудование, собирали оружие, распространяли листовки. Осенью 1941 года разгромили Горбацевичский полицейский гарнизон. В апреле 1942 года решено было выйти из города в лес и начать партизанскую борьбу. Но в группе оказался изменник Жорж Фат. Дом В.Буторева был окружен, фашисты хотели взять его живым. Валентин убил троих гестаповцев, отстреливался до тех пор, пока не ушли его товарищи и жена с маленьким сыном, затем последнюю пулю израсходовал на себя. Ворвавшись в дом, его уже мертвого фашисты вытащили на улицу и повесили на дереве на улице Пушкина (напротив водонапорной башни). Возле здания Бобруйского райисполкома на улице Пушкина, 215 а, в честь подпольщика В. И.Буторева установлен памятный знак в виде камня-валуна. На здании фанерно-деревообрабатывающего комбината в 1975 году в память о деятельности подпольной группы под руководством коммунистов В.И. Буторева и П.Ф. Маслёнка установлена мемориальная доска.

На судоремонтном заводе действовала группа под руководством Стомова Иосифа Венедиктовича, который до войны работал комендантом этого завода, и Акулича Сергея Герасимовича. В их группу вошли жители Березинского форштадта: Евфросинья Чернецкая, её невестка Фруза Фролова, Яков Царик, Алексей Бондарович, Александр Фалькович, Владмир Пукало, сыновья Сергея Акулича. В конце сентября 1941 года в этой организации насчитывалось свыше 40 человек. Каждый выполнял отдельно полученное задание, друг друга в лицо знали только 5-6 человек. Подпольщики уничтожали фашистские склады с боеприпасами, переправляли в партизанские отряды оружие и советских военнопленных, засыпали песок в цилиндры станков, топили в речке запчасти. Из-за провокатора Жоржа Фата 5 апреля 1942 года 14 бобруйских подпольщиков были арестованы и приговорены к смертной казни. Однако ночью с 12 на 13 апреля заключенные выбрались из камеры смертников гестаповской тюрьмы, захватили оружие и ушли в лес. Только жену и дочь Иосифа Стомова в отместку за побег мужчин фашисты расстреляли.

Яркой страницей в истории бобруйского подполья была жизнь и деятельность Андрея Кузьмича Колесникова. Как и многие другие подпольщики он тоже был «окруженцем» и намеревался покинуть Бобруйск, но после встречи с Дмитрием Лемешонком, который пришел в город по заданию ЦК КП(б)Б, принял решение здесь остаться. Он возглавлял подпольную группу, работавшую на бирже труда. Андрею Колесникову удалось устроиться помощником шефа биржи труда. Им были направлены на работу к фашистам надежные люди. Например, директором типографии удалось устроить активного подпольщика Петра Стержанова, а посыльным на бирже труда - подпольщика Василия Голодова. Он изготавливал поддельные пропуска, документы на получение хлеба для партизан. По его заданию в ночь с 6 на 7 ноября на здании городской биржи труда было водружено Красное Знамя. На древке была укреплена 200-граммовая толовая шашка с надписью «заминировано». Это событие вызвало ликование у бобруйчан, укрепило уверенность в победе над врагом. Фашисты, боясь подорваться, долго не решались снять знамя. Когда оккупантам стало известно о существовании подпольной организации, А.Колесников переправил многих людей в лес, а сам ещё оставался в городе. Арестовали отважного подпольщика в 1942 году прямо на работе и зверски замучили.

Из книги В.И. Ливенцева «Партизанский край»:

«Андрей Колесников и Геннадий Гавров погибли по неосторожности. Геннадий, находясь в отряде Храпко, часто ходил в город для связи с подпольными группами, относил им листовки, вёл разведку. Но это время начался набор молодёжи в Германию. Колесников вынужден был остаться ещё на некоторое время в городе, чтобы, используя свою должность помощника начальника биржи, затормозить этот набор. Он срывал регистрацию людей. Вместо отправки в Германию Колесников выписывал советским людям пропуска для выезда из города, сажал их в машину скорой помощи и вывозил из Бобруйска. Оттуда товарищи направлялись в партизанские отряды. Колесникову хотелось спасти как можно больше людей от фашистской неволи и только тогда скрыться самому. Немцы стали коситься на Колесникова: почему так плохо идет набор, почему никого не отправляют в Германию? Объяснения Колесникова их мало удовлетворяли, многое в его поведении им стало казаться подозрительным. В это время к Колесникову и зашел Геннадий. Он пришел вечером и принес листовки. А ночью оба были арестованы. При обыске в подвале были найдены листовки. Колесников понял, что он погиб. Оба на допросе заявили: «Мы советские люди, партизаны. Служим своей Родине. Никаких показаний вы от нас не получите».

И Колесников и Геннадий погибли в застенках гестапо, не выдав ни одного человека».

В память о деятельности подпольной группы под руководством коммуниста А.К.Колесникова на здании по ул. Комсомольской,41 в 1975 году установлена мемориальная доска.

В типографии действовала группа под руководством Петра Максимовича Стержанова. Члены группы изготавливали там пропуска, бланки паспортов, хлебные карточки и другие документы для подпольщиков, антифашистские листовки. Когда гитлеровцы усилили надзор за типографией, подпольщики вынесли необходимое оборудование, на котором позже печаталась газета «Бобруйский партизан» - орган Бобруйского подпольного райкома КП(б)Б. Всего вышло 35 номеров газеты общим тиражом 29,5 тысяч экземпляров. Первый номер вышел в ноябре 1942 года. На здании типографии также имеется мемориальная доска в честь подпольщиков группы Петра Стержанова.

Группа Сергея Зиновьевича Кремнева работала в городском техническом бюро и проводила диверсионно-подрывную работу на сетях водоснабжения и канализации, городском радиоузле, немецких казармах в крепости и других местах. В январе 1942 года вся группа ушла в партизаны. Кремнев стал начальником штаба партизанской бригады и редактором газеты «Бобруйский партизан». Он автор нескольких партизанских песен. В Бобруйском районном историко-краеведческом музее (д.Сычково) хранится тетрадь песен С.З.Кремнёва, своеобразная иллюстрация будней бобруйских партизан.

Чувствительные удары по врагу наносила группа Михаила Григорьевича Баглая, члены которой работали в немецких ремонтных мастерских, на железнодорожной станции и совершали там диверсии. Кроме диверсионной работы группа занимается сбором сведений о передвижении немецких войск и грузов через железнодорожную станцию, о численности войск гарнизона, а также ведет наблюдение за аэродромом. В августе 1942 года с группой М.Баглая установил связь представитель ГРУ Генштаба капитан П.П.Романенко. С этого времени группа занималась только сбором разведданных. В группу прибыла радистка Анна Николайченкова. В одном из донесений сообщалось, что в сторону фронта идут платформы с сеном в тюках. Было приказано установить, что в тюках. Это задание, рискуя жизнью, выполнил член группы Иван Никитович Синковец. Оказалось, что под сеном танки неизвестной марки с толстой лобовой броней. Это были «тигры» и «пантеры», перебрасываемые в район Курска. После провала группы в июне 1943 года Михаил Баглай с сыном Кимом и радисткой ушли в лес. В июле 1943 года отец и сын в Москве получили правительственные награды – орден Отечественной войны 1-й степени и медаль «За отвагу» соответственно.

В подпольном движении бобруйчане принимали участие целыми семьями. Например, семья Саватеевых. Иван Иванович – отец, сыновья Евгений, Александр, Иван, Петр. Евгений Саватеев работал главврачом ветеринарной больницы. В его распоряжении была санитарная машина и 2 лошади, которые использовались для нужд подпольщиков. В лес отправлялись медикаменты, лечебное оборудование. Члены группы занимались также сбором оружия и боеприпасов. На заводе им.Г.Одерихо выпустили на землю запас масла, уничтожили часть оборудования, распространяли листовки по городу и деревням района. В феврале 1942 года был расстрелян Евгений Саватеев, в сентябре 1942 года – Александр Саватеев, в гестапо замучен Петр Саватеев.

Отважным подпольщиком и партизаном был Михаил Игнатьевич Семисалов. Он погиб в бою с немцами. Партизанскому отряду было присвоено его имя. В 1967 году в городском парке культуры и отдыха, на месте его захоронения был установлен памятник. Здесь увековечены участники Бобруйского коммунистического подполья, которые погибли в 1941 – 44 гг. в борьбе против немецко-фашистских оккупантов. Среди них – В.И.Буторев, В.С.Колесников, А.И. и Е.И.Саватеевы, А.В.Кодач и др.

Из книги В.И. Ливенцева «Партизанский край»: «Все мы болезненно переживали смерть Миши Семисалова – секретаря партийной организации отряда. Был он родом из Ростова, преподавал в мирное время историю. Потом пошел в армию, очутился в окружении, перешел в Бобруйске на подпольную работу. Это был удивительно чуткий товарищ и замечательный воин – смелый, находчивый, дерзкий. В его характере отлично сочетались солидность, уравновешенность и задор молодости. О смерти он никогда не думал, - он очень любил жизнь и хотел во что бы то ни стало быть участником окончательной победы над захватчиками. Миша много сделал для подполья, для связи отряда с городом.

Погиб Семисалов в бою с немцами за несколько минут до полного разгрома противника. В самый напряженный момент боя, когда окончились патроны, его тяжело ранило. Увидев, что у наших нечем стрелять, а враг наседает всё сильнее, Миша стал отбиваться гранатами. Никакие попытки вынести его с поля боя не помогли.

- Пока я жив, не пропущу врага, - заявил он.- Он сможет переступить только через мой труп.

Партизаны жестоко отмстили за смерть Семисалова. Только небольшой части вражеского отряда удалось убежать в направлении Варшавского шоссе».

В годы оккупации на территории города действовало 17 подпольных групп. Подпольщики вывели из города и окружающих населенных пунктов в партизанские отряды около 4 тысяч человек. По официальным сведениям, в списки подпольщиков включено 255 человек, но их количество было значительно больше. Некоторые патриоты погибли, не раскрыв из конспиративных соображений свои настоящие фамилии. В.И. Ливенцеву и В.А. Парахневичу присвоено звание Героя Советского Союза. 110 участников Бобруйского подполья награждены орденами и медалями.



Поделиться: